Архив метки: Швеция

You are here: Home / Archive
secret

Международный рекрутинг и государственная измена

Жена обвиняемого в госизмене Геннадия Кравцова заявила, что ее мужа арестовали лишь за отправленное в Швецию резюме

Супруга арестованного по обвинению в госизмене радиотехника Геннадия Кравцова — Алла заявила, что ее мужа арестовали только из-за отправленного им резюме в Швецию. Подробности задержания и ареста Кравцова его жена рассказала корреспонденту «Открытой России».

Геннадий Квавцов с супругой Аллой

Геннадий Квавцов с супругой Аллой

Радиоинженер Кравцов закончил Военно-космическую академию имени Можайского в Санкт-Петербурге. После окончания академии Геннадий 15 лет работал в Главном разведывательном управлении, у него был допуск к секретным сведениям. Он давал подписку о неразглашении секретных сведений. Однако, по словам супруги, уже в 2011 году подписка закончилась, он получил без каких-либо ограничений заграничный паспорт и начал ездить с ней за границу. В последнее время Геннадий работал в сфере информационных технологий ведущим конструктором.

По словам Аллы, поводом для ареста Кравцова стало его резюме, отправленное в одну из компаний Швеции в 2010 году: «Гена озаботился поиском другой работы. Там, где он работал, ему стало неинтересно. Вот он и нашел в Интернете адрес какой-то шведской организации и написал туда письмо, предложив свою кандидатуру. Ему ответили, что на работу его взять не могут, потому что он не гражданин Швеции. На этом он и успокоился.

По словам жены, Кравцов послал резюме именно в Швецию, так как «искал самую миролюбивую страну, которая не участвовала во Второй мировой войне и вообще со времен Ледового побоища на Россию не нападала».

«На самом деле, я думаю, что он никуда бы не поехал. Просто написал письмо, чтобы почувствовать себя востребованным. Я, честно говоря, иногда его пилила, что я зарабатываю больше него, и он переживал», — отмечает Алла Кравцова.

По ее словам, впервые сотрудники ФСБ задержали Геннадия летом 2013 года:

«Гена с утра ушел на работу и пропал на целый день. Он предупредил начальника, что появится после обеда, но и после обеда не появился и не отвечал на телефонные звонки. Мы стали волноваться. Где-то после четырех часов он прозвонился своему начальнику и очень быстро ему сказал, что находится где-то в ФСБ и что его ждет 10 лет тюрьмы. Начальник перезвонил мне и передал слова Гены о десяти годах тюрьмы. Мы сразу стали гадать, что же такого Гена мог совершить? Может, на машине кого-то сбил? Потом я каким-то чудом прозвонилась к нему на мобильный и он мне сказал, что беседует с сотрудниками ФСБ. Я сразу написала ему СМС: «Ничего не говори!», имея в виду, чтобы он ничего говорил без адвоката. Как потом рассказал мне Гена, сотрудники ФСБ стали его терзать: «Почему ваша жена пишет: «Ничего не говори»? Значит, она что- то знает, что знаете вы и не говорите нам». Больше мне с ним связаться не удалось».

Спустя некоторое время Геннадий позвонил жене и заявил, что сейчас к ним домой приедут сотрудники ФСБ изымать технику. По словам женщины, сотрудники ФСБ не предъявляли ордер на обыск и не объясняли, зачем они пришли домой к Геннадию.

«Забрали компьютеры. Его рабочий ноутбук и домашний компьютер. На обыске было три понятых и три следователи. Они сказали, что если ничего не найдут в компьютерах, то вернут их. Когда они вошли к нам в квартиру, я спросила: «Кто вы такие и что вы здесь делаете?». Они ответили: «Не волнуйтесь, нас Геннадий Николаевич пригласил». Я тогда Гену спросила: «А зачем ты их пригласил?». Я начала еще что-то говорить, кипятиться: «По какому праву вы врываетесь без ордера на обыск?». «Я еще не понимала, что все бесполезно, — рассказывает подробности обыска жена Кравцова — Все было очень интеллигентно. Вежливые люди. Все взяли, что им было нужно. Вежливо поговорили и ушли. В тот раз Гену не задержали. Но, видимо, установили в квартире какие-то «жучки» и стали слушать наши разговоры. Я, конечно, об этом тогда не догадывалась. Понимаю это сейчас».

Все время пока шло расследование Кравцов был на связи со следователями, постоянно звонил и интересовался ходом проверки. По словам женщины, ни она, ни ее муж даже были не в курсе того, что заведено уголовное дело. «Мы старались жить обычной жизнью. Даже взяли ипотеку. Если бы я предполагала, что эта история может так закончиться, то мы не стали бы, конечно, ипотеку брать», — рассказывает женщина.

По ее словам, следователи регулярно вызывали его к себе и «всячески успокаивали». «Гена очень доверчивый, за собой никакой вины не чувствовал и не понимал, за что вообще можно зацепиться и посадить его. Он верил, что никакого уголовного дела не будет», — отмечает Алла Кравцова.

Арестовали Кравцова 27 мая 2014 года. «Утром Гена пошел в магазин, и буквально сразу раздался звонок в дверь. Я подумала, что он за чем-то вернулся. Открыла дверь и увидела, что на лестнице много незнакомых людей. Человек семь. Они сказали: «Обыск», – рассказывает женщина. — Потом Гена мне рассказал, что он пошел в магазин, они его где-то там поджидали, скрутили, напали на него, выкрутили руки, шею. Это, видимо, такая методика — напасть, как на шпиона. Ведь ему можно было просто показать ксиву, и он спокойно бы пошел за ними. Гена — в высшей степени законопослушный гражданин. Зачем было его так жестко задерживать? Могли бы вызвать в очередной раз к себе и задержать после беседы».

Во время беседы следователь заявил Алле Кравцовой, что ее муж шпион и у них есть якобы какие-то доказательства этого: «Следователь с самого начала меня пугал: «Не берите адвокатов, мы его все равно посадим, он виноват. У нас есть государственные, бесплатные адвокаты».

По словам женщины, первым адвокатом ее мужа был тот самый Андрей Стебенев, от которого отказалась обвиненная в госизмене домохозяйка, многодетная мать Светлана Давыдова. «Стебенев после первых допросов мне позвонил и сказал: «Ваш муж частично признался. Признался в том, что отправлял письмо в Швецию». Тогда я через знакомых нашла другого адвоката, заключила с ним соглашение, он сначала довольно бодро взялся за дело, потом его, видимо, следователи припугнули и он стал Гену уговаривать: «Может быть, признаемся, чтобы меньше дали». Гена от него отказался. Потом были еще два адвоката, с ними тоже не сложилось. И, наконец, через правозащитников я нашла Александра Ивановича Иванова, который сейчас и защищает Гену», — рассказывает женщина.

Супруге Кравцова силовики также пригрозили, чтобы она «была очень осторожна и не выдавала никаких секретов». «Иначе меня могут привлечь по 283 статье УК «Разглашение государственной тайны». Но мне непонятно, за что меня можно привлечь: ведь я не знаю никаких секретов».

Уголовное дело своего мужа Алла считает сфабрикованным и надеется на его освобождение. «Я считаю, что все это уголовное дело — полный бред, шитый белыми нитками. Надеюсь, что Гена не будет сидеть в колонии. Он там просто не выдержит: он настолько наивный человек, что, как мне кажется, не сможет построить социальные отношения в таком страшном месте, как российская колония», — отмечает женщина.

Между тем адвокат Кравцова Александр Иванов говорит, что все обвинение в отношении Кравцова состоит в том, что в своем письме в Швецию он якобы выдал информацию, составляющую гостайну. «Если эксперты дадут заключение, что в письме в Швецию не содержится гостайны, то, значит, дела нет. Эксперты должны быть объективны. Они не должны в своей экспертизе выражать чье-то субъективное мнение. Поэтому мы будем просить о проведении комплексной экспертизы, будем просить, чтобы в ней участвовали эксперты из разных ведомств. В соответствии с законом, у обвиняемого и у защиты есть право ходатайствовать об отводе эксперта, о включении того или иного эксперта в состав экспертной комиссии, о постановке каких-то своих вопросов», — отмечает защитник Кравцова.

Стоит отметить, что за последнее время становится все больше обвиняемых в государственной измене. Помимо многодетной матери Светланы Давыдовой (следствие считает, что она позвонила в украинское посольство и сообщила, что воинская часть рядом с ее домом в Вязьме опустела. Она предположила, что солдаты могли быть направлены в Донецк), был арестован сотрудник внешних церковных связей Московского патриархата Евгений Петрин.

источник

CV

Иностранных соискателей «режут» на этапе отбора резюме

Соискатели из других стран, рассматривающие вакансии в Шведских компаниях попадают в «черные списки» из-за того, что не говорят по Шведски. И остаются в этих списках даже после того, как выучивают язык.

Всему виной комментарии, которые рекрутеры делают в базах данных в момент получения резюме и при первом контакте с соискателем.

«Допустим, вы откликнулись на вакансию сразу после того, как впервые попали в Швецию. Если вы скажете рекрутеру, что вы не говорите по-шведски, рекрутер поставит соответствующую пометку об этом в базе данных, которая навсегда останется там. несмотря на то, что позднее вы в совершенстве овладеете языковыми навыками,» — говорит менеджер одного из рекрутинговых агентств Стокгольма.

«С этого дня ваше имя будет всегда сопровождаться «красным флажком» с пометкой «нет Шведского языка». Независимо от от того на какую вакансию и в какой стране вы откликнетесь после этого — ваш отклик будет сопровождаться этим «пятном.»

источник: http://www.thelocal.se/jobs/?site=tlse&AID=50002